Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Riggi D. Blake: I Hear You.

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
14:15 

Раз за разом.

Ле­то — внут­ри. Там, где мо­ре, и пле­ер, мо­золи и рюк­зак...
Нерина давным-давно перестала мечтать. Потому что мечтания — это непозволительная роскошь в таком мире. И ей порой безумно хочется добавить к слову «мир» прилагательное «жестокий», но она обрывает себя на полуслове, в голове, — потому что это претит всем её принципам, всем её устоям и всей её огромной веры. Мир — не жестокий. Он никогда не был таким. Потому что жестокость не может скрываться в наивной и светлой улыбке соседского ребёнка по имени Мишель; потому что жестокость не может прятаться в громких аплодисментах счастливых людей и не-людей после её очередного выступления в крохотном уютном кафе; потому что жестокость не может жить в сердце её подруги, помогавшей бесчисленное количество раз и совсем безвозмездно — словно так и должно быть.

— Жестокости в нашем мире нет, люди сами придумали себе такое понятие, а на самом деле… — говорит Нерина уверенно Мишель, заботливо щелкая ту по лбу, вызывая искренний нежный смех ребенка.

— Мир не жесток, мир просто раскрывает наши сущности, нашу душу, те стороны, о которых мы не подозревали, — пожимает плечами она, целуя Дэрану в лоб и отправляя её спать.

— Мир — огромен, и в то же время совершенно тесен. Думаешь, в нём есть место такому мелочному понятию как «жестокость»? — улыбается маг Тамплиеру Матьё и ответом ей служит лишь легкое покачивание головы — не утвердительное и в то же время совсем не отрицательное.

Но с каждым днем, кажется, такое говорить Нерине все сложней.

Нерина порой задумывается — а если бы мир действительно был таким добрым, как она его описывает, случилась бы смерть родителей именно в тот момент, когда никто не ждал? Действительно ли мир подлый, жестокий и бесхребетный, откидывающий все правила приличия и устоявшихся принципов, заставляя адаптироваться и прогибаться под тяжестью судьбы — и плевать что больно, главное: выжить? Действительно в этом мире не существует жестокости, если на войнах люди погибают пачками, а издевательства ни одно живое существо остановить не в силах?

Нерине свойственно метаться, Нерине свойственно стоять на грани двух сторон — принципов и, казалось бы, реальности жизни. Нерине свойственно жить, балансируя на краю ножа. В конце концов, Нерине свойственно прогибаться под этот мир, стараясь избегать острые нити судьбы.

Но порой определенные случаи заставляют её посмотреть по сторонам, а потом себе под ноги. И тогда она выносит из жизни один и тот же урок, раз за разом — мир жесток до тех пор, пока люди делают его таковым. А пока ты делаешь что-то доброе и, несомненно, правильное — жестокость исчезает из жизни, но и говорить что её нет — глупо.
И тогда Нерина постепенно учится мечтать, до тех пор, пока сомнения вновь не одолеют её и не заставят перестать мечтать.

@музыка: Red feat. Abby Gregori – Pieces

@темы: характер, фанфики, творчество, размышления, Нерина Анджело, Нерина, R. D. B.

20:32 

Неписуй.

Ле­то — внут­ри. Там, где мо­ре, и пле­ер, мо­золи и рюк­зак...
Осенняя хандра, чтоб ее. Потянуло написать, да не пишется что-то совсем.

Девушка задумчиво помешала какао, глядя в окно. Лязг фарфоровой ложки об стенки такой же кружки нисколько не напрягал. Разве что, являлся той маленькой нитью, связывающую реальность с чем-то своим. «Иронично звучит, правда? Так по-писательски» - прокралась в голову ироничная мысль, насмешка, но та растворилась также быстро, как и люди в этой плывущей толпе. Растворилась также, как и ровно две ложки сахара в загустевшем растворимом напитке. Уже холодном.

Жизнь была забавной штукой, и Нерина несомненно это понимала. Признавала, принимала, и тысячу ненужных глаголов. Не единожды приходилось познавать это на личном опыте. Понимать, листая заветные – хотя скорее спасительные – дневники, записи и заметки. Собственно, именно это все бумажное и является ее памятью, верно? И пусть она свыклась с этой мыслью уже давно, два года назад ровно, но почему-то отдавалась она, мысль эта, горько. Горько так, как отчаянно пытается новоиспеченный повар разбавить уже незадавшееся блюдо. Горько так, как вкус этого какао, подозрительно напоминающего кофе. «Две ложки сахара положила вроде» - как-то растерянно подумала волшебница, зажимая крепче фарфоровую кружку. Кружка была по-прежнему холодной.

Девушка отложила напиток подальше, вынув предусмотрительно хрупкую ложку. Аккуратный предмет лежал теперь на узорчатой салфетке, быстро желтевшей. «Как бы стол не запачкать» - заметила про себя Нерина, поправляя плавным движением тонкий шарф. Он был слишком тонким для такой непогоды, обманывающей волшебницу своим солнышко часов эдак три назад. Сейчас же серые тучи смешивались с серой толпой. Тонкий пейзаж, как нельзя точный сливающийся с повседневными буднями – все такое… серое. И даже оранжевые, красные, желтые расцветки не могли заглушить эту тоскливую панораму. Наоборот – кислость лиц и тоскливые глаза в толпе заставляли все вокруг померкнуть.

Одно лишь воспоминание об улице заставило Нерину поджать пухлые губы. Потрескались. Но, собственно, могут ли потрескавшиеся губы волновать тогда, когда кожу нещадно морозит, а в голове все также стоит грустная картина, заставляющая вздрогнуть? Хотя, пейзаж этот за окном прямо – во всей красе!

@музыка: Andrew Jasinski – Autumn

@настроение: осенняя хандра

@темы: творчество, осенняя хандра, неписуй, незаконченное, наброски, Неса-Бьянки Нерина Анджело, R. D. B.

главная